Поиск
  • Наука будущего Наука молодых

МЕГАГРАНТЫ ДЛЯ РОССИЙСКОЙ НАУКИ

Профессор университета Северной Каролины, профессор МГУ, член-корреспондент РАН, один из первых участников программы мегагрантов Александр Викторович Кабанов, написал большую статью для газеты «Ведомости» - об опыте программы, которой в этом году исполняется 10 лет, и о международном научном сотрудничестве в целом.

Приводим несколько выдержек из текста. Весь текст вы можете прочесть в «Ведомостях» по ссылке https://www.vedomosti.ru/opinion/columns/2020/07/01/833781-megagranti-nauki

"10 ЛЕТ СОТРУДНИЧЕСТВА

Химик Александр Кабанов размышляет об итогах десяти лет работы программы мегагрантов, ее истоках и роли в российской науке и приходит к выводу, что она больше подходит под определение международного сотрудничества, чем китайская «Тысяча талантов».

В этом году исполняется 10 лет программе мегагрантов. Мне посчастливилось стать одним из её первых участников. Я хочу поделиться мыслями о роли этой программы и международного научного сотрудничества в жизни страны и науки вообще.

Только цифры

Согласно статистике Министерства науки и высшего образования в рамках программы созданы 272 лаборатории в 104 вузах и научных организациях России, сегодня финансируется 100 проектов. К сотрудничеству привлечены ведущие ученые из 35 стран. Опубликованы почти семь тысяч статей – из них 825 статей только в прошлом году.

Центры кристаллизации

Несмотря на огромный урон, понесенный наукой в 90-е годы, образовательная система в России осталась мощной. Даже в самые тяжелые годы Россия сохранила возможность готовить хорошо образованную молодежь. В результате в России появилась целая плеяда талантливых исследователей нового поколения, многие из которых уже сегодня стали профессорами и членами РАН. Но возник разрыв поколений. И десять лет назад, когда я вернулся в активную научную работу в России, я почувствовал, как важно этот разрыв преодолеть. В науке как в семье - молодым нужно разговаривать со старшими, чтобы учиться. А в условиях разрыва поколений молодые не знают, правильной ли дорогой они идут, и тратят слишком много сил, чтобы пройти путь, который можно спрямить. Поэтому в программе мегагрантов нет задачи импортировать в Россию то, что было сделано в других странах. Ее главная цель - создать центры кристаллизации с сильными лидерами, которые помогли бы новому поколению работать полноценно и эффективно, выполнять прорывные научные исследования. Это значит – ориентироваться в современных актуальных направлениях науки, уметь писать научные статьи на международном уровне, понимать устройство научного процесса. И хотя ряд мегагрантников вернулись в Россию навсегда, программа должна не закрепить приехавших в России, а вырастить новое поколение сильных научных лидеров на российской земле.

…Помимо этого, мегагрантники сыграли роль в изменении самой структуры российской науки...На наших глазах был создан Российский научный фонд, который функционирует как настоящий международный фонд на основе независимой экспертизы. Мы общались с теми, кто его создавал. И я думаю, что наше общение с политиками и чиновниками, сыграло положительную роль. Мне повезло участвовать в создании так называемой Президентской программы исследовательских проектов РНФ. Идея возникла спонтанно в сентябре 2016 года, когда 10 мегагрантников готовились к встрече с Владимиром Путиным. Мы тогда решили, что будет правильно сконцентрироваться на поддержке молодых лидеров и на инфраструктурных вопросах науки…

Вторая десятилетка

Сегодня объявлен новый, восьмой конкурс мегагрантов. Время обязательного пребывания в России сокращено с 4 до 3 месяцев – что оптимально для активных ученых. Отмечу, что 3 месяца – это очень большой срок, 25 % времени – то, что в Америке мы обычно посвящаем крупнейшим проектам. Чтобы подчеркнуть этическую чистоту российской программы, в мае 2019 года Совет по науке Правительства РФ предложил правила «чистых рук»:

- «Проект должен быть оригинальным», то есть нельзя повторять исследование, проводимое в другом месте. Нельзя одновременно получать деньги из двух мест за одну и ту же работу, обманывая обоих спонсоров. Это правило предписывает развивать новые темы и стимулирует делать творческие прорывы, а не повторять старое.

- Исследователь обязан ставить в известность и получить необходимые разрешения в своей основной организации. Это раньше казалось понятным по умолчанию, но теперь это кодифицировали. Именно сокрытие участия в китайской программе стало краеугольным камнем проблем многих ученых в США.

- Исследователь не может использовать чужую интеллектуальную собственность без соглашения сторон.

Эти правила были прописаны в конкурсных документах год назад, но я не считаю их нововведением. Они соответствуют духу и сути нашей программы, которая остается полезной и для России, и для остального мира, расширяет возможности исследователей и позволяет им работать ради общего блага.

Вместо заключения

Важность сотрудничества ученых стала еще более очевидной в период пандемии. Тут приходит на ум пример из прошлого века – того, как создавалась вакцина против полиомиелита. В условиях жесткой конкуренции, в США победил Джонас Солк, его «убитая вакцина» стала первой и главной вакциной, принятой в США. Тогда его конкурент Альберт Сэйбин передал свою разработку, «живую вакцину», Михаилу Чумакову в СССР, где её испытали и внедрили. На основе советских исследований вакцину Сэйбина в итоге приняли и в США – она оказалась лучше. Выиграли и американцы, и русские, и все человечество. А это было в период холодной войны, когда еще не кончился маккартизм. Кстати, и Сэйбин и родители Солка – выходцы из Российской империи. И сегодня этически чистое, прозрачное научное сотрудничество между нашими странами, способно обогатить всех нас.

2020

ООО "Инконсалт К"

+7 (495) 989-73-76